Статьи

Наноуспехи и мегацели Чубайса: Роснано тянется к средствам Пенсионного фонда

27 марта 2019 Рубрика: Аналитика Ключевые слова: РОСНАНО, финансы, нанотехнологии, аналитика

На прошлой неделе председатель правления управляющей компании РОСНАНО Анатолий Чубайс встретился с Владимиром Путиным, а также подвёл итоги десятилетней работы компании на пресс-конференции в ТАСС.

При этом Чубайс открыто заявил, что затраты государства на создание группы РОСНАНО полностью окупились, корпорация «вышла на устойчивую прибыль и выплату дивидендов». О том, почему к словам главы РОСНАНО стоит относиться с изрядной долей скепсиса, а также о дальнейших планах корпорации по привлечению государственных средств рассказывает Центр экономического развития и сертификации Института экономических стратегий РАН.

Об успехах — с размахом

В чём Чубайсу точно не откажешь — так это в умении жонглировать цифрами. С ловкостью напёрсточника он передёргивает, переставляет акценты, выделяет то, что ему важно, не замечает очевидного… Слайды, которые глава РОСНАНО демонстрировал журналистам (а судя по фотографиям, и Владимиру Путину несколькими днями ранее), буквально светятся оптимизмом, поражают динамикой графиков и масштабом цифр.

Дьявол, как известно, всегда прячется в деталях. Вот и на этот раз Чубайсу зачем-то потребовалась красивая цифра: 10 лет. «Формально мы были созданы в 2007 году, но первые проекты начали инвестировать в 2008 году, так что сейчас мы подводим итоги десятилетия», — объяснил Анатолий Чубайс.

По его словам, компания закончила 2018 год с рекордной прибылью — 5,6 млрд рублей. Из этой суммы РОСНАНО планирует выплатить государству дивиденды в размере 550 млн рублей.

Средняя доходность по выходам из проектов в 2018 году тоже рекордная: 18,6 процента. Кроме того, по словам Чубайса, в этом году есть и другой повод для гордости: в 2018 году на каждый рубль собственных инвестиций РОСНАНО были привлечены три рубля партнёрских инвестиций.

Далее глава РОСНАНО напомнил, что корпорация начиналась с государственных инвестиций в размере 130 миллиардов рублей. По подсчётам команды Чубайса, за десять лет компании, которые создала корпорация, все вместе выплатили в бюджет налоги в размере 132,4 миллиарда рублей. «Это говорит о том, что начиная с этого года все затраты государства на создание РОСНАНО возвращены», — резюмировал Чубайс.

Странная логика: разве не все российские предприятия платят налоги вне зависимости от того, кто их создаёт? Если развивать эту логику, то государство давно в долгу перед теми частными компаниями, в создание которых оно не вкладывалось.

Но даже если не обращать внимания на прорехи в логике, при взгляде на эти цифры всё равно не станешь рукоплескать и прославлять высококлассный менеджмент РОСНАНО. Вот представьте: вы дали соседу в долг 100 рублей, а через десять лет он возвратит вам 102 рубля. Так ли уж сильно вы обрадуетесь удачной инвестиции? Скорее, пожмёте плечами, поскольку наверняка в душе уже попрощались с этими деньгами. Да и обесценятся эти средства за такой долгий срок.

Почти сотня (97) построенных заводов в 37 российских регионах, 39 тысяч «хайтековских» рабочих мест, суммарные затраты на НИОКР в размере 42,5 млрд рублей — фейерверк цифр, казалось, будет сверкать вечно.

Но, как выяснилось, дело не только в цифрах. Кроме финансовых достижений, РОСНАНО приписывает себе формирование неких институциональных механизмов, например, финансирования науки бизнесом, создания законодательной базы для прямых инвестиций в технологичные отрасли, появление секции на ММВБ для технологических компаний.

Помимо этого, по словам Чубайса, РОСНАНО поддерживает российскую банковскую систему, своевременно выплачивая проценты по кредитам.

Примерный бизнес-цикл РОСНАНО Анатолий Чубайс описал так: «Отобрали проект, структурировали, профинансировали, построили завод, ввели, наладили, постепенно обеспечили загрузку мощности, вышли на окупаемость — выходим из проекта». Выходы из проектов идут по нарастающей с 2012 года, за 2018 год их было 15, всего — около 50. Средняя доходность при этом составляет 16,4 процента. Хорошая доходность, жаль только, что РОСНАНО считает то в рублях, то в процентах, поэтому понять, насколько доходы компании связаны с выходами из проектов, невозможно.

Другой показатель, иллюстрирующий успех РОСНАНО, это экспорт. В 2018 году портфельные компании корпорации показали общий объём экспорта в размере 68 млрд рублей. «Это означает, что они по сути дела находятся на мировом уровне», — заключил Чубайс. В качестве примера он привёл ставропольскую компанию «Монокристалл», лидирующую на рынке искусственных сапфиров, которые используются в оптоэлектронике. «Правда, наша роль там не очень большая», — признался глава РОСНАНО. Второй пример — компания OCSiAl, занимающая уверенные позиции на рынке одностенных углеродных нанотрубок. Эта компания была основана в 2009 году, а инвесторы из РОСНАНО вошли в неё только в 2013 году. Да и зарегистрирована она в Люксембурге — правда, производство находится в Новосибирске. Так что отношение к РОСНАНО этот успешный стартап имеет несколько опосредованное, что, разумеется, не мешает Чубайсу записывать достижения компании себе в актив.

В финансовых отчётах РОСНАНО можно погрязнуть надолго, хотя их анализ приводит к весьма интересным выводам. Скажем, фактчекер Сырлыбай Айбусинов на портале «Открытые медиа» приводит данные о том, что прибыль, полученная РОСНАНО в 2018 году, вовсе не рекордная, были годы и получше. Этот же аналитик не поленился уточнить, что в 2007 году доллар стоил 24 рубля, а не 64, как сегодня. Так что сравнивать 130 миллиардов рублей десятилетней давности с нынешними 132 миллиардами, по меньшей мере, некорректно.

Руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин утверждает, что основная часть доходов корпорации РОСНАНО продуцируется средствами, которые лежат на валютных депозитах, а вовсе не внедрением новых технологий. По мнению экономиста, деятельность РОСНАНО направлена на обесценивание активов, а не на обеспечение стоимости: за время существования корпорации Чубайс сократил стоимость её активов в 2,6 раза.

Наверное, можно было бы смириться с «плановой убыточностью» РОСНАНО, если бы корпорация выполняла задачу, ради которой она вообще появилась на свет. Эта задача — создание наноиндустрии. Напомним, Анатолий Чубайс считает эту миссию выполненой. А как обстоят дела на самом деле?

Где же наноиндустрия?

Экономист Андрей Бунич открыто называет работу Чубайса и его корпорации удачным бизнес-проектом, который привёл к обогащению лично Чубайса и его соратников. «А ведь всё это создавалось для какого-то прорыва в области нанотехнологий, — напоминает Бунич. — Однако что-то я никакого прорыва так и не заметил. Максимум — адаптация некоторых западных технологий».

Анатолий Чубайс и сам признаётся: подавляющее большинство «прорывных» проектов РОСНАНО — это так называемый технологический трансфер, то есть покупка технологий за рубежом или строительство предприятий для частичного их воспроизведения. Хороший пример — оборудование для ветроэнергетики, о котором Чубайс рассказывал Владимиру Путину. Производство лопастей для турбин планируется открыть в Ульяновске, башни будут делать в Таганроге, гондолы — в Нижнем Новгороде. Всё здорово, но редукторы и системы управления, самые дорогие и наукоёмкие части этих ветроэнергетических установок по-прежнему будет производить датская фирма Vestas, с которой заключён контракт, пишет Сырлыбай Айбусинов. Что-то не видно за всем этим никакого «целостного кластера», о котором отрапортовал глава РОСНАНО президенту.

«Вы что-то слышали о выдающихся достижениях российской наноиндустрии под руководством А.Б. Чубайса?» — обратился к своим читателям в соцсети Twitter главред журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко. В ответ посыпались сотни язвительных ответов. Они были остроумными и не очень, но об успехах наноиндустрии никто так и не сообщил. Зато Чубайсу припомнили приватизацию 1990-х, мопед за 600 тысяч и планшет, который так никогда и не заработал. Самый безобидный ответ гласил, что РОСНАНО превратилось в бермудский треугольник для бюджетных денег.

Академик РАН Михаил Алфимов, возглавляющий научно-технический совет РОСНАНО, который отбирает проекты для финансирования, и вовсе напустил тумана. «Термин «создание наноиндустрии» не очень корректен, — сообщил Алфимов на пресс-конференции в ТАСС. — Не должно быть впечатления, что создаётся какой-то отдельный сегмент науки и промышленности. Миссия компании состоит в том, чтобы продвинуть на новые этапы научно-технологического развития существующие сегменты производства и, с другой стороны, создать новые». По словам Алфимова, основное, что удалось сделать РОСНАНО, — сформировать жесточайшую двухступенчатую систему отбора проектов для финансирования: из 2,5 тысяч проектов были отобраны лишь триста. Эксперты оценивали их научную обоснованность, техническую реализуемость, сопоставляли с мировым уровнем и проверяли на соответствие «нано-мандату», то есть возможности отнести проект к «наноиндустрии». Так в документации появились нанопокрытия, наноразмерность и прочие «нанорешения», которые связаны с нанотехнологиями лишь лингвистически.

Так где они, достижения РОСНАНО? Где наноприборы, наноустройства, нанотехнологии, хотя бы нанорасчёски или наночесалки для спины? Нет таких достижений. Вот и на слайдах сплошь кружки да стрелочки, а продуктов реальных нет. Потому и стало в России слово «нано» символом обмана потребителя. Но корпорация Чубайса на этом не останавливается.

Привлекать инвестиции? Проще некуда

Как же хорошо и просто жить, когда твой партнёр и инвестор — государство! Хвастаясь, что на каждый рубль инвестиций РОСНАНО привлекает три рубля партнёрских денег, Анатолий Чубайс случайно или намеренно не отметил, что многие партнёры — тоже государственные, к примеру, Российская венчурная компания (РВК) или Фонд развития Дальнего Востока. Но на этом РОСНАНО не останавливается.

«Хватит плакаться друг другу, что в России плохой инвестиционный климат, что нет инвесторов, что мало денег, — призвал аудиторию основатель инвестиционного бутика Matrix Capital Павел Теплухин, возглавляющий в совете директоров РОСНАНО комитет по стратегии. — Надо найти возможность инвестировать в технологичные компании институциональные деньги, которые существуют в России».

Ну вот, всё становится понятно. Ещё летом прошлого года стало известно о том, что РОСНАНО направило в Центробанк предложение об использовании средств Пенсионного фонда для инвестирования в наноиндустрию. Если эти мечты Чубайса сбудутся, плакали денежки и без того нищих российских пенсионеров.

Остаётся только надеяться, что у тех, кто будет принимать решение на сей счёт, хватит ума и здравого смысла на то, чтобы воздержаться от подобных действий. Если уж не хватает духа прикрыть РОСНАНО совсем, стоит задуматься хотя бы о том, чтобы не давать этой опухоли пускать метастазы. А желающим порадоваться наноуспехам, пожалуй, пора обзавестись специальным наномикроскопом…

Добавить комментарий

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4