Статьи

Разработки в области наноматериалов и нанотехнологий

15 апреля 2010 Рубрика: Аналитика, Технологии, Интервью Ключевые слова: наноматериалы, нанотехнологии

Интервью «Радио СИТИ-FM» с научным руководителем информационно-аналитического центра «Наноматериалы и нанотехнологии», заведующим кафедрой, профессором национального исследовательского технологического университета МИСИС Михаилом Васильевичем Астаховым. Передача «Вечерний звон».

ВЕДУЩАЯ: Московские ученые ведут активно разработки в области наноматериалов и нанотехнологий. Об этом сегодня поговорим с научным руководителем информационно-аналитического центра «Наноматериалы и нанотехнологии», заведующим кафедрой, профессором национального исследовательского технологического университета МИСИС. Вот такое сложное представление у нашего гостя. Зовут его Михаил Васильевич Астахов. Добрый вечер.

Михаил АСТАХОВ: Добрый вечер.

ВЕДУЩИЙ: Добрый вечер.

ВЕДУЩАЯ: Вы знаете, мы каждый день практически в эфире говорим и между собой, и с разными умными людьми, употребляем разные слова с приставкой «нано». Сейчас это модно очень стало. Но не все понимают, что же это такое?

Михаил АСТАХОВ: Ну, вообще «нано» — это карлик в переводе с греческого. Ну а если говорить о размерах, микро — понятно, миллиметр — понятно, а вот нано — это десять в минус девятой метра. И в этой ситуации я понимаю, что слово «нано» настолько сейчас в быту, что вы знаете, у меня такое ощущение, что его настолько перебарщивают везде прибавляя. Ну, вышла здесь недавно идея — нанообразование, потом понятно, что будут нанознания. Ну и так далее. Поэтому я думаю, что к приставкам надо относиться, в русском языке вообще надо относиться ко всему очень серьезно. А вот, например, nanoscience — это пришло с английского языка, из Америки. Material science никто не переводит, как материальная наука, а наука о материалах.

ВЕДУЩАЯ: Естественная…

Михаил АСТАХОВ: Ну, естественная, материаловедение, наука о материалах, но не материальная наука. А вот nanoscience начали переводить, как нанонаука, понимаете? Я плохо себе представляю, что наука о нано может еще иметь место? А вот так просто говорить нанонаука, наноученый тогда появляется, ну и так далее.

ВЕДУЩАЯ: Который зарабатывает наноденьги.

Михаил АСТАХОВ: Вы знаете, что интересно. Раньше я бы с вами согласился и сказал, что да.

ВЕДУЩАЯ: А сейчас нет уже?

Михаил АСТАХОВ: Нет, сейчас когда мы говорим наноиндустрия — это индустрия, которая карликовая, ее вообще не видно и не слышно. Тоже нанопромышленность, такие же слова. И я раньше говорил нанофинансирование. Но после создания «Роснанотеха» я могу говорить о гигафинансировании, то есть не 10 в минус 9-ой, а 10 в 9. Это как бы совершенно разные вещи.

ВЕДУЩАЯ: Даже очень много денег.

Михаил АСТАХОВ: Очень много денег.

ВЕДУЩАЯ: Надо осваивать.

ВЕДУЩИЙ: Ну, кстати, раз уж вы сами уже заговорили сейчас о «Роснано», буквально на днях, может быть вчера, а то и сегодня Чубайс или не он лично, не помню, но кто-то сказал, что вот они наконец-то 60 что ли проектов выделили, начинают их финансировать. Действительно дело пошло? То есть вы говорите, что финансирование такое не нано явно, то есть уже действительно во что-то это претворяется?

Михаил АСТАХОВ: Вы знаете, вот буквально 2 или 3 недели назад у нас был круглый стол в нашем институте на базе нашего центра инновационно-аналитического. Нас попросил его организовать «Роснанотех» вместе с Ассоциацией производителей электронных приборов и техники. Есть такая ассоциация, где собраны люди, которые выжили во все времена. И это собственники малых и больших предприятий. И вот там были озвучены те цифры, о которых вы говорите, о 60-ти проектах, которые уже на подходе, начали реализовываться. Да, у нас один проект трех институтов. Есть еще такое АО «Восток» — это МАТИ в первую очередь, МИСИС и РХТУ имени Менделеева. Эти три вуза и еще такое АО «Восток», которые подняли проект о создании суперконденсаторов — конденсаторов нового поколения. Ну уже почти два года по сути мы боремся, уже прошли все, но последняя стадия, как я понимаю, нам говорят, что может быть в августе начнется финансирование этого большого проекта. Хотя есть и заводы, которые готовы это взять и начать производить. Ну, будем надеяться, что все-таки…

ВЕДУЩАЯ: Расскажите про ваш центр, чем еще он занимается?

Михаил АСТАХОВ: Понимаете, центр в Москве понятно, почему был организован. Все-таки Москва — это город знаний, город научных сотрудников, город студенчества, в общем город знаний. И как вы знаете, в Москве очень много было и сейчас есть академических институтов, отраслевых институтов, вузовских. Это все собственно большие коллективы ученых. И то, что они наработали…Когда говорят «нано», лет 60 уже наверно этому «нано» в нашей стране и в частности в Москве. Но раньше это просто называлось немножко другими словами.

ВЕДУЩАЯ: А как раньше, кстати, называлось?

Михаил АСТАХОВ: Ультрадисперсная система, ультрадисперсные материалы. То есть именно то, что…

ВЕДУЩАЯ: То есть это еще с 50-х годов идут разработки?

Михаил АСТАХОВ: С 50-х годов. В 54-ом году, если мне память не изменяет, была получена Ленинская премия за использование наноматериалов для атомной промышленности. И потом была секция при Академии наук вот «ультрадисперсные системы», я входил в эту секцию. Это очень большой опыт, очень большое количество знаний, которые накоплены московскими учеными в этой области. Ну и когда американцы подняли знамя «нано», то мы переключились из «ультра» в «нано». Понимаете, это такой переход. По словам американских ученых, раз в 15 лет надо какое-то знамя выбрасывать, чтобы брать у правительства деньги на реализацию этого.

ВЕДУЩИЙ: А, понятно.

Михаил АСТАХОВ: Американцы выбросили, мы пошли за ними. Но тем не менее, я не об этом, а о том, что достаточно много знаний было накоплено. И мы говорим сейчас об экспорте, экспорте. Первый экспорт начался с того, что мы начали экспортировать наших ученых.

ВЕДУЩИЙ: Да, активно причем очень.

Михаил АСТАХОВ: Активно, активно, очень активно. И вот очень многие талантливые ученые, к сожалению, уехали из наших организаций — научных, учебных — и переехали в разные страны, где успешно продолжают свою деятельность.

ВЕДУЩАЯ: Американское нано продолжают разрабатывать.

Михаил АСТАХОВ: Ну, понимаете, не только американское и немецкое нано, и австралийское нано.

ВЕДУЩАЯ: А у нас остался кто-нибудь?

Михаил АСТАХОВ: Да, конечно. Понимаете, у нас остались тоже талантливые ученые. Но понимаете, дело в том, что это среднее звено больше уехало. Ну, понятно, исходно это дети, которые росли или подрастали, молодые ученые, ну относительно молодые с точки зрения их опыта. А уехало среднее поколение. Вот это самое страшное, что сейчас у нас происходит. У нас есть некий разрыв между учеными, которые, я бы сказал, в моем возрасте и даже старше меня намного, мои учителя в том числе. И дети, которые за ними. Ну, дети тоже относительно, ну где-то по 35.

ВЕДУЩИЙ: Ну студенты?

Михаил АСТАХОВ: Ну, студенты. Вот сегодня один из наших, мне кажется, очень сильных моментов нанообъединяющих, сегодня у нас была конференция студенческая. На ней было сделано очень много докладов. И что самое интересное — выступали школьники со своими работами в области нано. Это было очень здорово, и я очень благодарен этой школе, которая растит, 1367 — центр обучения, который растит таких детей. Три доклада очень интересных.

ВЕДУЩАЯ: То есть ваш центр объединяет всех тех, кто остался из ученых, которые занимались этим.

Михаил АСТАХОВ: Ну, в общем, да. Мы стараемся это делать, не только в Москве, но и из других городов. Но большая часть наших задач, которые перед нами правительство Москвы поставило, совет ректоров Москвы поставил, департамент науки и промышленной политики и московский комитет по науке и технологиям это следующее. Это некий мониторинг, что у нас есть на сегодняшний день. Ну, сегодняшний день — нам уже семь лет почти, поэтому что у нас есть или что меняется, и что появляется. Это вот мониторинг научных разработок.

ВЕДУЩАЯ: Разных институтов.

Михаил АСТАХОВ: Да, конечно. При том разных ученых, групп ученых. И даже я бы сказал, что многие малые предприятия тоже занимаются своей научной деятельностью, ведут научную деятельность в области создания неких приспособлений или материалов. И в этой связи вот этот мониторинг. Потом, понимаете, знать, что у нас есть — это очень много уже. Кто владеет информацией, тот владеет…

ВЕДУЩИЙ: Миром.

Михаил АСТАХОВ: Ну, насчет мира не знаю, но по крайней мере многим. И в этой связи не только информация, но и плюс еще некие каналы. Когда информация есть, ее надо распространять между людьми, которые заинтересованы в ее получении, которые могут ее использовать. Ну, во-первых, понятно, что это наше московское правительство, департамент науки, который может использовать. И соответственно понять, куда вкладывать деньги, в какие разработки. А во-вторых, потребители - ну или точнее те, кто может потреблять эту продукцию, заказывать ее, потреблять, выбрасывать на рынок, чтобы она была на рынке. И вот это собственно такой мостик от фундаментальных разработок, прикладные исследования, уже некие опытно-конструкторские разработки и дальше уже Москва, дальше производить. Вот нам хорошо удается проходить первые два этапа. А вот когда уже что-то можно производить, вот это возникают сложности. Ну, понятно, что если НИИР, это несколько миллионов, ОКРы — несколько десятков миллионов, то когда вы хотите что-то произвести, это уже другие деньги. А другие деньги соответственно надо где-то взять. Если говорить об инвесторах, да, можно, но инвестор должен понимать, будет ли востребована его продукция или то, что выпускается. Вы знаете, вот здесь очень важные обстоятельства, мне кажется, две вещи. Мы проводим круглые столы с привлечением разработчиков, ну и заинтересованных, я бы сказал, предприятий, которые могут выпускать какую-то продукцию.

ВЕДУЩАЯ: То есть создаете вот такую площадку, где ученые, инвесторы и предприниматели могут встретиться.

Михаил АСТАХОВ: Да, да, такие круглые столы, и вот там как раз идет обмен информацией, что у нас есть, что нужно. Вот понимаете, есть такой момент, что есть — ученые с удовольствием говорят, а вот что нужно — нам никто не говорит. То есть понимаете — я не говорю, что надо везде сувать «нано».

ВЕДУЩИЙ: Как раз об этом и поговорим через несколько минут буквально.

...

ВЕДУЩАЯ: Еще раз всем добрый вечер. Говорим мы сегодня в нашем эфире про наноматериалы и нанотехнологии, о том, какие разработки в этой сфере ведут московские ученые. У нас в гостях Михаил Васильевич Астахов, научный руководитель информационно-аналитического центра «Наноматериалы и нанотехнологии», заведующий кафедрой и профессор национального исследовательского технологического университета МИСИС.

ВЕДУЩИЙ: Еще раз добрый вечер.

Михаил АСТАХОВ: Добрый вечер.

ВЕДУЩИЙ: Ну, это так для тех, кто только сейчас к нам присоединился. Мы прервались на круглых столах, нужно все-таки, чтобы вы договорили свою мысль так, чтобы совсем уж не обрывать.

Михаил АСТАХОВ: Должен выполнить задачу, которую московское правительство поставило перед нами с точки зрения организации информационно-аналитического центра. Да, вот здесь две вещи, то, что я сказал. То, что разработчики очень с удовольствием предоставляют свои материалы для того, чтобы их внедрить в московскую промышленность, в московское городское хозяйство. Вот в обратную сторону…

ВЕДУЩИЙ: Заказов?

Михаил АСТАХОВ: Даже не заказов, а проблем нет. Понимаете, проблемы можно решать, когда они стоят, а когда проблем никто не ставят, то решать практически нечего. Мы сами понимаем, что хорошо бы снизить то, увеличить это, но это наше…

ВЕДУЩАЯ: А можете привести какие-то конкретные примеры вот уже положительного сотрудничества, когда ученые, производители и какие-то заказчики московские нашли друг друга и что-то произвели, что можно потрогать руками?

Михаил АСТАХОВ: Ну, вы знаете, да, я могу привести много примеров. Ну а один из примеров я могу вам показать то, что произведено одним из наших предприятий, коллег, которые разработали так называемое радиопоглощающее покрытие для того, чтобы снизить электромагнитное воздействие на человека, особенно в связи с мобильными телефонами.

ВЕДУЩАЯ: Красивый такой крокодиловой кожи практически футляр.

Михаил АСТАХОВ: Да, это разработка ЦКБ РМ, центрального конструкторского бюро радиоматериалов, и вот оно сейчас это начало производить. Но понимаете, вот такой чехольчик это одно, а вообще-то проблема стоит гораздо сложнее с точки зрения электромагнитной безопасности человека. Никто же об этом, мало говорят. Но вы сегодня мне сказали, что 50 станций вещают в разном диапазоне частот. Ну я не считаю мобильных телефонов, телевидения.

ВЕДУЩАЯ: Кругом волны разные.

Михаил АСТАХОВ: Но все это электромагнитные излучения, и более того — мы его не чувствуем с точки зрения того, что это просто не чувствуется. Но воздействие уже доказано и достаточно большое. Ну одно из таких, что кардиостимулятор не позволяет человеку разговаривать по телефону.

ВЕДУЩАЯ: Вообще от телефона нужно себя защищать?

Михаил АСТАХОВ: Да, обязательно. И более того, тоже самое для школ. Понимаете, что компьютерные классы сейчас практически в каждой школе. А вот как показывает эксперимент, каждый по себе компьютер, как у вас здесь стоит достаточно много, он безвреден. Но вот их такое большое количество приводит к интерференционным картинам и возникает напряженность полей достаточно высокая. И дети, которые там сидят и более того, это непостоянная кучность этих волн, оно же бегающее. Вы повернули компьютер, встал ребенок и так далее. И дети сидят достаточно много. Вы же наверно видели, как детей практически нельзя оторвать от компьютера.

ВЕДУЩАЯ: Так, и что с этим делать?

Михаил АСТАХОВ: Вы знаете, все стены сделаны у нас отражающими. Поэтому в данном случае надо не отражать, а поглощать. Если поглотить, то понятно, что напряженность сильно снизится. Есть специальные конструкции, есть специальные материалы, с помощью которых можно это сделать. Даже более того, последний раз мы обсуждали это и уже начали делать, правда в малых количествах. Это когда в химическую лабораторию входит ребенок, все-таки одевает халат. Чтобы не прожечь и так далее. Тоже самое наверно нужно будет делать и с компьютерными классами.

ВЕДУЩАЯ: То есть у вас уже есть разработки такого покрытия для стен?

Михаил АСТАХОВ: Есть разработки, которые дадут возможность избежать вредного воздействия, особенно на ребенка.

ВЕДУЩАЯ: А есть покупатели?

Михаил АСТАХОВ: Понимаете, да. Но дело в том, что здесь стоит таким образом — покупатели — это одно, но это не производство массовое. Поскольку в данном случае надо же организовывать производство, а не выпускать на малых предприятиях малые партии. Поэтому в данном случае, мне кажется, это дело и департамента образования, и департамента здравоохранения, чтобы защитить детей и нас с вами от этого вредного воздействия.

ВЕДУЩИЙ: У меня вот возник вопрос, немножко он правда отсылает нас в начало нашего разговора. Тем не менее, а вот вам самому нравится вот эта вся шумиха вокруг и слова «нано», и всего прочего? Потому что я сейчас слушаю вас и думаю, в принципе-то простым людям по большому счету совершенно неважно и наверно и не надо знать, что, например, данный чехольчик сделан с применением нанотехнологий или то, что в школе защищает школьников, нанотехнологии? Вот сама эта шумиха — она помогает или наоборот мешает?

Михаил АСТАХОВ: Понимаете, и то, и другое, как всегда. Ну, как у любой медали две стороны. И помогает в первую очередь с точки зрения, что интерес вызван не только на уровне ученых, которые хотят удовлетворить собственное любопытство за государственный счет, но и в том, что государство эту тему ставит во главу угла, как инновационные технологии, инновационные прорывы. Но и мешает, потому что понимаете, когда к тебе приносят какие-то проекты на экспертизу, то понятно, что там нано близко нет, но если слова нано не будет, то вроде как и проект не очень. Поэтому все пытаются слово «нано» хоть где-нибудь. Ну вот один из проектов был очень интересный. Там единственное слово «нано» было, что высота линий высоковольтных электропередач расположена на 30 на 10 в девятой нанометров. То есть 30 метров переведено было в нано.

ВЕДУЩИЙ: Понятно, прекрасно.

Михаил АСТАХОВ: Поэтому иногда сталкиваешься с такими вещами, когда проводишь экспертизу какого-то проекта или каких-то проектов.

ВЕДУЩИЙ: Другой важный вопрос. Вот вы сказали, что не получаете вы каких-то запросов, заказов, каких-то задач перед вами не ставят. Но, собственно говоря, откуда у предпринимателей, у тех, кто готов спонсировать, откуда у них мысли-то появятся о том, что можно с помощью этого сделать?

Михаил АСТАХОВ: Когда я говорил об этом, то я в большей степени говорил о московских департаментах, у которых есть проблемы транспорта, проблемы жилищно-коммунального хозяйства и так далее. Вот один из примеров, который очень, мне кажется, поразителен, до сих пор не нашел откликов. Ну, понятно, в большинстве случаев на круглых столах представители департаментов, как потребители, не присутствуют, хотя мы и приглашаем департаменты.

ВЕДУЩАЯ: Ну а что вы для городского хозяйства можете предложить?

Михаил АСТАХОВ: Ну вот, пожалуйста, вот краны. Краны, которые у вас, шаровые краны, которые у вас в каждом доме. Вы знаете, как у нас водопровод иногда после того, как где-то что-то прорвало, начинает выдавать песок. Вот этот песок проходит через шаровой кран. Вы когда его закрываете-открываете, то в кране остаются от этого частицы, некие царапины. Кран через некоторое время изнашивается, начинает капать. Ну я уже не говорю о сточных водах, где проблем еще больше. Так вот почему я на эту тему говорю, просто эксперимент. Нефтяники, когда ставят свои запорные краны, то они практически раз в три месяца их должны менять. Ну, как они говорят, я не нефтяник. Ребята наши, в смысле наши ученые сделали покрытие на эти краны, которые, в общем-то, уже почти 1,5 года работают и не меняются.

ВЕДУЩАЯ: То есть тоже самое можно сделать и с водопроводными?

Михаил АСТАХОВ: Тоже самое и с водопроводными. И я бы сказал, может быть, больше канализационные краны, потому что водопровод все-таки прорывает раз в три года. Менее грязный. Тоже самое коррозионные покрытия. Они очень устойчивые покрытия, коррозионно-стойкие, ну в общем целая гамма. Тоже самое транспорт. Очень много коллективов работают на трансмиссионной присадке, чтобы снизить трение, соответственно понизить износ деталей, соответственно электропотребление и тому подобное. Вроде бы если в троллейбусах, автобусах и так далее поменять эти присадки, то снизится трение, снизится износ деталей. Это деньги. Снизится потребление электроэнергии. Это тоже деньги. Ну и понятно, что вместо того, чтобы поднять цену на проезд, можно снизить ее за счет того, что применять эти материалы. Но как-то до этого мы не дошли.

ВЕДУЩИЙ: Встречного интереса пока то есть нет, у чиновников я имею в виду.

Михаил АСТАХОВ: Ну вот, если хотите — так.

ВЕДУЩАЯ: А вы профессор, вы завкафедрой, насколько сейчас у студентов востребована эта специальность по нанотехнологиям и возможно ли, что до уровня школы тоже когда-нибудь это дойдет? Что в школе начнут преподавать.

Михаил АСТАХОВ: Вот до школьников уже дошло. Опять-таки нужно похвалить московское правительство. Может быть, это не очень прилично, но тем не менее. Департамент образования и департамент науки совместными усилиями — просто мы вложили очень много сил, коллектив наших и моих коллег из разных институтов. Сделали такой передвижной учебный класс — «Наноматериалы и нанотехнологии», где дети могут собственными руками сначала посмотреть, а потом собственными руками кое-чего сделать. Ну, получить эти материалы, посмотреть, как они себя ведут, что и как меняется окрас, ну разные всякие вещи. И такой так называемый нанотрак — учебный передвижной класс — ездит по школам. Вы знаете, я могу сказать, я там читал много раз лекции. И вот глаза детей, которые слушают и которые смотрят, которые сами руками что-то делают, это совершенно другие глаза. Они горят. Я не знаю, долго ли будет это горение, но надеюсь, что оно западет им в души, и они придут в университет или в институт…

ВЕДУЩАЯ: Иван пишет, наш слушатель, большой привет вашему гостю. Он преподавал мне физическую химию в 2001-ом. С благодарностью Иван.

ВЕДУЩИЙ: Ну вот, к сожалению, на этом придется закончить. Совсем не осталось времени. Благодарим за интереснейший разговор Михаила Астахова, научного руководителя информационно-аналитического центра «Наноматериалы и нанотехнологии».

ВЕДУЩАЯ: Спасибо.

Источник:

  • Радио СИТИ-FM

Ссылка:

Карточка организации:

Добавить комментарий

  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5